Дмитрий Берестов: почему я иду в команде Вячеслава Клокова

06.11.2016

Сайт Федерации тяжелой атлетики Москвы – открытая площадка для выражения своей позиции и мнения на тот или иной счет. Мы готовы предоставить слово любому заслуженному человеку, для которого тяжелая атлетика стоит выше личных амбиций, который по-настоящему радеет душой за общее дело. И сегодня это слово решил взять последний российский олимпийский чемпион, советник руководителя Департамента физической культуры и спорта города Москвы, а также директор СДЮСШОР МГФСО Москомспорта по тяжелой атлетике Дмитрий Берестов.

 

- Скоро состоятся выборы нового президента Федерации тяжелой атлетики России, и я хотел бы высказать свое мнение обо всех трех кандидатах (Вячеславе Клокове, Максиме Агапитове, Сергее Еремине – прим. ред.) и вообще пройтись по нынешней ситуации, сложившейся в отечественной штанге.

 

В принципе свою позицию о кандидате на посту президента я уже озвучивал на известном тяжелоатлетическом форуме shatoy.borda.ru, и не для кого не секрет, что мой выбор пал на Вячеслава Ивановича Клокова.

 

Но прежде чем аргументировать свой выбор, зная, сколько копий уже сломано в этот предвыборный период, и понимая, что градус скандальности вокруг этих выборов начал зашкаливать, хочется, чтобы мы, штангисты, все-таки были вместе. Надо сообща найти правильный путь развития тяжелой атлетики, двигаться вперед.

 

Что же касается кандидатов на пост президента ФТАР, что считаю, что все они очень достойные люди, и каждый из них способен возглавить организацию. Естественно, что каждый обладает своими плюсами и минусами. Поэтому считаю, что идеальным вариантом было бы сохранить этих людей для тяжелой атлетики, чтобы они могли работать вместе, сообща.

 

Ну а начать я хотел бы с кандидатуры Сергея Александровича Еремина, «темной лошадки», как я его называю. Многие думают, что я его противник. Но на самом деле мое отношение к нему очень хорошее. В первый же день, когда мы с ним познакомились, высказал ему пожелание, что было бы неплохо, если он подумает в той или иной роли войти в Федерацию тяжелой атлетики России. Более того, я предложил подумать о президентском кресле, поскольку предыдущий глава ФТАР Сергей Сырцов себя уже на этом месте изжил.  Об этом, кстати, я тоже неоднократно говорил. Поэтому в тот сложный для российской тяжелой атлетики момент мне хотелось, чтобы Сергей Александрович Еремин возглавил ФТАР.

 

Но несколько месяцев спустя мое мнение на этот счет изменилось. Сначала я узнал, что Еремин возглавил Попечительский совет ФТАР. Потом открывается, что с Сырцовым уже ведутся переговоры о выдвижении Еремина на президентство. И меня очень насторожило, почему все так быстро происходит, почему Сергей Еремин решил принять сторону Сергея Сырцова и идет в команде с ним? Для меня это было неожиданностью, и поэтому свою позицию в отношении Еремина поменял. Сейчас придерживаюсь той позиции (причем не я один), что Сергей Александрович Еремин несколько поторопился. Его очень многие в тяжелой атлетике не знают. И нельзя, считаю, вот так вот нахрапом прийти, сказать, мол, вот я плачу штрафы Федерации, ставлю на зарплаты Каширину и Ловчева, и вообще я такой молодец, что давайте – выбирайте меня! И немудрено, что многие это восприняли как подкуп. Хотя лично я это подкупом не считаю. Я понимаю, что это такая часть предвыборной кампании для человека, который рвется в президенты. Но я бы (если он действительно думает о будущем тяжелой атлетики) посоветовал ему остаться в Попечительском совете, познакомиться за эти четыре года с людьми, работающими в нашей сфере, узнать проблемы нашего вида спорта, найти общий язык с тренерами и спортсменами.  В общем, провести знакомство, начиная с детско-юношеских школ и заканчивая олимпийскими чемпионами и теми, кто готовится выступить на Играх, показать за эти четыре года свою заинтересованность в развитии тяжелой атлетике. И тогда, уверен, ни у кого не останется вопросов, кто должен стать президентом ФТАР.  Но должно пройти время, чтобы люди это увидели и сказали: вот он, наш президент, вот человек, который своими делами всем и все доказал. 

 

А сейчас получается все очень быстро, очень все нахрапом. Вот поэтому много вопросов и возникает к нему, причем не только у меня. Но, еще раз подчеркну, что ничего плохого про Сергея Александровича Еремина сказать не могу. Наоборот, его фонд «»Гераклион» восстановил стадион «Салют», он вкладывает средства, заплатил штрафы (Федерации – прим. ред.) и так далее…

 

Но…  тут я хочу перейти к другому кандидату – Максиму Октябриновичу Агапитову. От многих слышал, что Федерация тяжелой атлетики России – банкрот, что никто никаких штрафов никогда не платил, но вот пришел Еремин и за все заплатил. Но, ребята, давайте будем честными: Максим Агапитов уже много лет (может, кто-то просто не знает) из своего кармана платил штрафы федерации. Мы же не первый раз не прошли допинг-контроль. И сейчас какую-то часть штрафов выплатил Агапитов, хотя основной долг – Еремин. Но Максим Октябринович за все годы вложил огромное количество собственных средств, (хотя мог бы этого и не делать), и об этом забывать нельзя. Поэтому я поддерживаю и Агапитова и знаю, что за него очень много действующих спортсменов.

 

Объясню, почему не иду на выборы с Агапитовым. Максим Октябринович был в предыдущей команде вместе с Сырцовым, с теми людьми, которые привели к нынешней ситуации (в российской тяжелой атлетике – прим. ред.). Поэтому полностью снимать ответственность с Агапитова здесь нельзя. Если я высказываюсь жестко в сторону Сырцова, то не могу обойти и Агапитова: он, получается, тоже участвовал во всем этом. Просто мы многого не знаем, не знаем всех нюансов. И в этом тоже моя разочарованность прежним составом ФТАР. Я и многие другие члены Исполкома ФТАР всегда оставались в неведении, что собственно происходит, нам многого не договаривали. Поэтому какие-то важные вещи оставались на уровне слухов, догадок. И вот теперь происходит такой раздрай между собой.

 

Но если отбросить этот аргумент, в остальном про Агапитова не могу сказать ничего дурного. Этот человек очень грамотный, интеллигентный, дипломат, который умеет вести диалог с людьми. Плюс отличное знание английского языка. Располагает финансовым ресурсом.  Кроме того, сам бывший спортсмен, чемпион мира. Все эти моменты, конечно, положительно играют за его кандидатуру, это не может не подкупать. Его многие хорошо знают, в том числе Аян (президент Международной федерации тяжелой атлетики – прим. ред.), с которым Агапитов постоянно общается. Немаловажно, что Максима Октябриновича поддерживает Министерство спорта РФ. 

 

Однако, еще раз напомню, что нахождение в одной команде с Сергеем Сырцовым – очень серьезный минус и не позволяет мне поддерживать кандидатуру Агапитова.

 

Наконец, давайте перейдем к третьему кандидату, к команде которого я себя отношу. Это Вячеслав Иванович Клоков. Почему я поддерживаю его? Не веду какую-то агитацию за него, считаю это ниже моего достоинства. Хотя знаю, что некоторые позволяют себе звонить по регионам и просить отдать голос в пользу какого-то кандидата по принципу: голосуй – а то проиграешь. Так делать, считаю, некрасиво. Себе такого не позволяю. Могу только объяснить, почему иду за Клокова.

 

Во-первых, потому что уже какое-то время тесно работаю и дружу с его сыном Дмитрием Клоковым. Многие про него не лучшего мнения, но я хочу заметить, что он как никто другой популяризирует наш вид спорта. Дима Клоков – это флагман (отечественной тяжелой атлетики – прим. ред.). На его плечах огромный пласт работы по развитию тяжелой атлетики. Не знаю человека, который бы так профессионально относился к своему делу. И это не может не подкупать. Причем он делает это не только для того, чтобы заработать. Он вкладывает в тяжелую атлетику свои средства, он гробит свое здоровье. Вот все эти моменты многие не учитывают. Это, наверное, первый фактор.

 

 Ну а второй фактор, собственно его папа Вячеслав Иванович. Естественно, что в процессе нашего общения мы не могли не затрагивать тему выборов и участия в них Клокова-старшего. Когда я впервые встретился с Вячеславом Ивановичем, то узнал, что он действительно очень хочет возглавить ФТАР. Мне понравилось, что в его словах не было желания прийти и завоевать весь мир. Наоборот, человек хочет просто работать на благо нашего дела. Вячеславу Ивановичу уже давно не надо никому доказывать, он уже всем и все доказал. Он чемпион и рекордсмен мира, успешный бизнесмен, кроме того, он был уже на посту президента ФТАР в свое время. В принципе он всего уже добился. Поэтому человек хочет возглавить федерацию только для того, чтобы работать и приносить пользу. А не, как все думают, чтобы что-то заработать для себя, какой-то кусок оторвать. Вячеслав Иванович идет вовсе не для этого.

 

Много раз слышал его предвыборную речь. В принципе понимаю настороженность многих, что в речи Вячеслава Ивановича прозвучали некоторые фамилии. Того же Герасименко. Но давайте посмотрим на факты. Именно с появлением Герасименко в нашей тяжелой атлетике был подъем. Давайте вспомним, что именно при Герасименко у нас появился замечательный турнир «Кубок Президента РФ».  Это был огромный шаг для развития и популяризации тяжелой атлетики в стране. Подобного никогда не было. И кто это сделал? Герасименко. А кто пригласил и начал тесно общаться с Аяном? Герасименко. Не знаю, какую роль может сыграть Герасименко сейчас. Но когда в своей предвыборной речи Вячеслав Иванович называл фамилию Герасименко, он в первую очередь имел в виду ту огромную проделанную Александром Андреевичем работу, когда тот был в федерации.

 

Опять давайте вспомним те же успехи на международной арене, наши громкие победы. Вспомним, когда приехал Аян, когда была организована встреча с Владимиром Путиным. Все это было при Герасименко, все это – заслуга Герасименко. 

 

И вот почему я на стороне Вячеслава Ивановича. Помните, когда президентом выбирали Сергея Александровича Сырцова, то мы искренне с Дмитрием Лапиковым помогали его выдвижению, поскольку хотели в будущем сплава опыта и молодости. Чтобы люди с жизненным опытом начали натаскивать нас, молодых, обучать, поправлять. Чтобы в будущем мы могли занять какие-то высокие посты в Федерации тяжелой атлетики России. Но вместо этого нас с Димой Лапиковым потихоньку отодвинули, почему-то мы стали неугодными, казаться всем революционерами. Получилось то, что получилось. Нас задвинули.

 

Сейчас я вижу, что Вячеслав Иванович хочет пойти по другому пути. Он, человек с огромным жизненным опытом нам говорит: мол, хочу, чтобы вы, молодые, учились и набирались опыта. И я вам в этом помогу. Мы все вместе придем ,и все вместе будем работать и учиться. Ведь работы очень много.

 

Опять же, говоря о том, кто и сколько вложил. Может, Вячеслав Иванович так открыто и не вытаскивал деньги из кармана. Но может просто потому, что не хотел этим козырять и рассказывать всем: вот я дал денег на то, я дал денег на это. И правильно. Тоже считаю, что когда вы выделяете средства на штрафы или на еще какие-то моменты, то не надо это афишировать, не стоит об этом распространяться, трубить во все трубы: смотрите, какой я молодец. Вячеслав Иванович в годы своего президентства тоже немало платил, все это было. Просто он это не афишировал.

 

Но давайте не забывать, что при Клокове была построена Академия Давида Ригерта. Если мы говорим о деньгах, то предлагаю взять и посчитать, сколько было вложено средств Вячеслава Ивановича в это строительство.  И эта база до сих пор функционирует и считается одной из лучших баз. Просто мы почему-то об этом забываем и почему-то об этом не говорим.

 

А турнир «Три богатыря», который организовал на собственные деньги Клоков? Те соревнования показывали по центральным телеканалам. Это тоже все немалых средств требовало. Но почему-то для многих людей все это как само собой разумеющееся. Но он же не достал из толстого кошелька 200 000 долларов! Давайте вообще уже этот денежный вопрос не брать и не говорить об этом. Уверен, что Клоков из собственного кармана потратил немало денег. Да и Агапитов тоже. Ну вот и Еремин дал какие-то средства, чтобы наша тяжелая атлетика существовала.

 

И еще хочу заострить внимание на одном моменте. Вот кто-то говорит, что Клоков, когда был президентом, всех терроризировал: брал штрафы за допинг. Ребята, вот что мне сейчас понравилось в словах Вячеслава Ивановича Клокова. Он в принципе адекватно понимает сложившуюся на данный момент ситуацию. Стереотипы тренеров, спортсменов именно сейчас надо ломать. Это Вячеслав Клоков хотел сделать еще тогда, в годы своего президентства. Если бы тогда он добился того, о чем мечтал, то, возможно, сегодня не случилось бы проблемы допуска олимпийцев к Играм.

 

Да, была жесткая политика в отношении нарушителей. Это был кнут, но это был кнут с пряником. Он потом мне рассказал о программе, которую хотел внедрить. Но как только был взят этот момент с кнутом, сразу у спортсменов и тренеров сработали стереотипы: а, нам сегодня запретили, значит,  тащат кого-то другого. Вот этот наш менталитет, наша внутренняя борьба друг с другом и не позволила Вячеславу Ивановичу в тот момент реализовать задуманное. Напротив, из-за этого пошли неприятные слухи и разговоры. Хотя уже тогда было понятно, что человек думает о будущем и хотел принести пользу. А штрафы эти должны были мотивировать провинившихся. И разговоры о том, что тогда он хотел с кого-то стричь деньги, считаю глупостью. Он уже тогда был успешным бизнесменом и ни в чем не нуждался. Он хотел навести порядок, но, признаем, тогда у него это не получилось.

 

 А сейчас мы понимаем, что если бы вышло реализовать задуманное, то не было бы нынешней ситуации. И вот сегодня есть возможность вернуться к идеям Вячеслава Ивановича. И если мы сделаем это, то уверен, что принесем огромную пользу нашей тяжелой атлетике. Чтобы мы самим себе могли сказать: наш вид спорта – чистый.

 

Да, это может многим не понравиться и сейчас. Может, кто-то думает, что придет новый президент и с ним получится договориться, чтобы «жить по-старому». Так вот, про эти разговоры надо вообще забыть! И вот это та политика, о которой говорит Вячеслав Иванович Клоков.

 

 Ведь вопрос допинга – самая главная проблема, которая сейчас существует. Тренерам, спортсменам нужен результат. И их можно понять. Потому что они так привыкли. Вот в их глазах и стоит вопрос: а как же нам поднимать по-другому? Это в головах тренеров сидит и это надо искоренять. Ребята, вы должны понять: пусть вы будете поднимать меньше, но иначе нельзя. И это тоже политика Вячеслава Клокова. Его программа (хотя уверен ,что это т пункт есть у всех кандидатов), подразумевает огромнейшую работу в этом направлении. И это самое важное и основное для спасения нашего вида спорта.

 

Что можно сказать в заключение? Все три кандидата – сильны. За всеми народ пойдет. Но я хотел бы видеть президентом ФТАР Вячеслава Ивановича Клокова. И очень бы хотел, чтобы мой кандидат нашел точки соприкосновения с Максимом Агапитовым и они вместе сработались. И я знаю, что у них есть диалог, они общаются. И мне очень хочется, чтобы этот тандем заработал, а мы, молодые (я, Дима Клоков, другие спортсмены, которые поддерживают Агапитова) подтягивались за ними.

 

Очень не хочется, чтобы после выборов в случае своего поражения нас оставил Сергей Александрович Еремин. Наоборот, раз он ввязался в эту настоящую, честную, мужскую борьбу, то пусть с достоинством выдержит этот удар. Выиграет – молодец. Значит, провел отличную кампанию. Проиграет – хочется, чтобы не отвернулся от нас, от тяжелой атлетики.  Хочется, чтобы он нашел общий язык со всеми нами: с Клоковым, с Агапитовым. И вместе начали все трудиться и работать на благо нашего вида спорта. Вот это самая моя заветная мечта: чтобы мы объединились и забыли какие-то обидные моменты. Должна все-таки строиться конструктивная работа.

Поделиться в Facebook
Share on Twitter
Please reload

Важное

Отличный подарок к Новому году

30.12.2018

1/10
Please reload

Недавние публикации

February 6, 2019

Please reload

Архив
Please reload

Поиск по тегам

Анадырский проезд 51, Москва, 129336, Россия

Тел.: +7 (495) 475 30 74

© 2020 СФТАМ