Иван Заикин: «Лишь бы штанга, да помост!».

24.05.2017

Мы продолжаем рассказывать о людях, которые верой и правдой случат любимому делу – тяжелой атлетике. Они не любят выставлять себя напоказ, за них лучше всего говорит их работа: дети в залах. В прошлый раз нашим героем был заслуженный тренер России из «Юности Москвы» Александр Михайлович Сконников. А сегодня мы знакомим вас с отличником физической культуры, тренером МГФСО Иваном Николаевичем Заикиным, в гости к которому мы отправились на Кировоградскую улицу, где базируется Спортивно-педагогический колледж. В этом году у него своеобразный юбилей: 50 лет тренерской деятельности в тяжелой атлетике.

 

 

 

На входе сразу встречает строгий охранник, требует документ. Все правильно: безопасность детей превыше всего. Правда, в светлом зале их не так много. Оно и понятно: весна, близится лето и уже хочется немного отдохнуть от спорта. Но на помостах постоянно идет работа: график тренировок у ребят и девчонок составлен так, чтобы зал не пустовал. Зато тренироваться в тишине и просторе – одно удовольствие. Да еще в «компании» великих штангистов разных лет, которые словно смотрят и оценивают начинающих атлетов со стен. У Ивана Николаевича не просто богатейших архив фотографий, но и уникальная подборка афиш разных лет. Это создает в зале удивительную атмосферу: здесь хочется тренироваться и достигать олимпийских высот. Как это делал лет пятнадцать назад олимпийский чемпион Дмитрий Берестов. Именно здесь закалялась его чемпионская сталь. А одним из «кузнецов» был в том числе и Иван Николаевич.

-- Работаю уже полсотни лет, такой мой тренерский стаж, -- говорит Иван Николаевич. – Свою тренерскую деятельность я начал с Подольска. Там начал работать: Михаил Лазоревич Аптекарь пригласил. Пришел к нему сразу после армии в 21 год. До службы там и тренировался: был чемпионом и рекордсменом области. И вот после службы пошел работать тренером, а заодно получать высшее образование на вечернем факультете в институте имени Крупской. Я-то службу проходил в Долгопрудном в спортроте, где меня сделали начальником зала. Поэтому уже тогда определился, чем буду заниматься. А потом сразу появилась семья.

 

- Долго тренировали в Подольске?

 

- 25 лет мы с Михаилом Лазоревичем отработали там. С ним было очень интересно, большой опыт мне передал. Все-таки он судья международной категории. Потом перешел тренировать в Подольском механическом заводе. Команда становилась чемпионом области. Помню, как тогда обыграли сильнейшую люберерецкую специализированную школу. Там долго удивлялись, что их обыграла какая-то команда завода, в то время как у люберецких насчитывалось по области 17 отделений тяжелой атлетики.

Но у меня всегда очень хорошие ребята были. Там и Гена Аниканов начинал, тренировался, потом Мельников, чемпион СССР Витя Соколовский, супертяж, рекордсмен Советского Союза Никита Пилаев. Это случилось в 1977 году в Рязани. Тогда там дом нашему Василию Алексееву ставили и заодно провели Кубок Союза. Так вот Никита там и установил рекорд СССР в рывке, а на тренировках рвал выше мирового, который принадлежал Христову (185 кг).

Был у нас тренер Павленко Алексей Иванович. Он и предложил работу в колледже. Это было в 1988 году. Пришли – все завалено, горы мусора. Директор говорит: вот, берите, разбирайтесь. Тогда все проще было решить на месте. Постепенно приводили все в порядок, а до этого с детьми занимался на балконе на втором этаже. Строительное училище у нас тогда было. Все ребята – бойцы-молодцы. Много помогали: сами убирали, сами строили, сами приносили все необходимое. Деньги нам какие-то выделяли, мы сами все покупали и своими руками мастерили.

Алексей Иванович в этом плане молодец. Аносов тогда уехал работать в Ирак, и он за него здесь старшим тренером остался. Ну и когда он вернулся, здесь у нас уже был центр МГФСО. Но не только МГФСО, все тяжелой атлетики Москвы. Наверное, процентов 80-90 тренеров и спортсменов. Здесь и покойный Ваня Вон трудился, и Валера Юров тогда тут тренировался. У меня даже фотография есть, где мы всей командой перед Спартакиадой народов СССР в Донецке.  Мы все тогда здесь тренировались , у нас было отличное общежитие. Года 2-3 мы тренировались и жили единой семьей. Надо отдать должное Александру Николаевичу Аносову: хороший коллектив он собрал.

У нас работал Сергей Тростянецкий, сильный спортсмен, рекордсмен Союза среди юниоров по жиму. Ушел на руководящую стезю. Теперь занимается инвалидами.

 

- К вам незадолго до своего олимпийского триумфа перешел в зал Дмитрий Берестов?

 

- Да,  у них на Нагорной зал поломали, и его,  в том числе, перевели сюда. Года за 2-3 до Афин. Потом к нам и Леша Саксонов пришел. Тренировались. Надо сказать, что у Берестова всегда было дикое желание до тренировок, он ведь сам много работал над собой и без тренерского участия. Редко такое встретишь. Интересно, что в юношах и по юниорам он особо не блистал. Даже Россию не выигрывал, но стал олимпийским чемпионом. Пока кто-то ломался, кто-то завязывал со штангой, кто-то спивался, он все это время упорно тренировался. И был вознагражден за терпение и упорство. Хороший пример всем молодым. Он даже летом звонил и просил: Николаич, открой зал, приеду! Неуемное желание, мало таких спортсменов как он. И даже сейчас он продолжает поднимать, причем немало. А сколько было штангистов, с казалось бы, большим талантом чем у него, Но… блеснут и…пропадут.

А тогда помню, были с детским лагерем в Чехове. И он приехал с нами потренироваться в воскресенье. Говорит: Николаич, одолжи денег, не на что доехать до лагеря сборной! Это потом уже он после Олимпиады стал большим человеком, все у него пошло. А до этого трудно было. Но дождался, все перетерпел.

 

- С 2004 года Россия не имеет олимпийских чемпионов. Хотя вроде и деньги в большой спорт полились рекой, условия заметно улучшились. А золотых медалей не стало. Почему?

 

- Ну, здесь все-таки большое значение имеет его величество Случай. Диме ведь во многом повезло, звезды сошлись: ведь он мог даже в олимпийскую команду не попасть. Писаревский в его категории должен был выстрелить, но у него спину заклинило. У другого конкурента Димы камни в почках нашли, выбыл. Денис Годфрид, который у нас начинал, а потом на Украину уехал, так он за два месяца до Олимпиады локоть травмировал.  И все сильнейшие оказались не в лучшем своем состоянии. Но как говорят: везет сильнейшим и упорным. Но тут заслуга большая и Аносова, который сумел «пробить» своего подопечного в сборную. И Юрий Анатольевич Сандалов поддержал тогда, за что ему спасибо. Ну и Берестов окупил доверие сполна.

 

- И все-таки, что с той поры изменилось? Где новые олимпийские чемпионы? Не берем по известным причинам 2016 год, но были же 2008 и 2012, на которых золота мы так и не дождались.

 

- Что изменилось? Жизнь изменилась. Раньше мы с ребятами на все лето на сборы уезжали, тренировались, пахали. Три месяца бесплатно с проживанием и питанием на сборах. По 50-60 человек я вывозил каждое лето. Сейчас сборы составляют всего две недели. Ну как так? Ведь тогда жили намного беднее, чем теперь. Государство вроде как обратило внимание на спорт, вкладывает деньги. Но куда же и на что они уходят, если мы не можем провести полноценные сборы? Миллиарды на непонятные футбольные стадионы тратятся, а на нормальные тренировочные сборы для детей денег, выходит, нет? Как так? Две недели и все, больше парень не может поехать.  А ведь дети в наш спорт часто приходят из таких семей, где нет либо отца, либо матери. 9 из 10 сейчас таких. А значит, таким ребятишкам государство должно больше уделять внимания, давать возможность тренироваться, стать в жизни кем-то. Наша главная социальная задача – уберечь их от улицы, не позволить быть предоставленными самим себе.

 

- Хорошо, что у вас это получается: вижу, что ребята и девочки все приходят и приходят к вам в зал. А вы своих мастеров спорта считали?

 

- Около 50 воспитал. Правда, международников всего двое: Пилаев и Соколовский. Тот же Берестов, не забывайте, из нашего зала уезжал (улыбается). А зал этот еще во многом благодаря тогда еще работавшему в Москомспорте Юрию Дмитриевичу Нагорных появился. У меня же сейчас хороший помощник появился в лице генерал-лейтенанта Владимира Валентиновича Горшукова. Это он 8 лет назад помог сохранить зал, который хотели отобрать. Взял меня он меня с собой в Москомспорт. Тогда замом руководителя был Лайшев. В итоге, согласовали, что штангистам зал надо оставить и провести ремонт.

Сам Владимир Валентинович фанат тяжелой атлетики, продолжает поднимать штангу, становился чемпионом мира среди полицейских.

 

- Расскажите о детях, которые приходят заниматься тяжелой атлетикой сегодня?

 

- Физически слабее это поколение, чем раньше. И учатся больше, и соблазнов появилось больше. Если до часу-двух ночи сидеть за учебниками или у компьютера, откуда силы на штангу возьмутся. Вот приходит такой, пару раз поднимет штангу, говорит: голова кружится. Но есть и исключения. Вот, например, Лаура Трубкина. Огненная девчонка. Десять ее уже, наверное, веду, с первого класса. Кстати, если взять ее медали по первенствам Москвы, то, уверен, что ни у кого больше чем у нее, нет. Она в один год выступала и по младшим юношам, и по средним, и еще среди женщин. Два года назад чемпионкой России стала. После Надежды Евстюхиной, таких сильных девчонок как Лаура, у нас не появлялось. Вот она окончила колледж, теперь надо в институт поступать, учиться. Продолжит ли тренироваться, прибавлять в мастерстве и результатах? Зависит только от нее.

 

- Тяжелая атлетика – олимпийский, а значит, очень престижный вид спорта. Но появляется много других, модных силовых движений. Например, кроссфит.

 

- Но это нормально, с этим надо смириться, ведь жизнь не стоит на месте.

 

- А какую мотивацию вы находите, чтобы убедить ребенка продолжать заниматься тяжелой атлетикой?

 

- Очень сложно, ведь кругом сплошные демотиваторы. Вот в школе, например, проходит диспансеризация. Спрашивают: чем занимаешься? Ребенок отвечает: тяжелой атлетикой. Ему сразу – расти не будешь, заканчивай. И половину ребят сразу как ветром сдувает. А ведь это – глупость ужасная. Да что говорить. Вот Трубникова ходила в спортивный диспансер №1 к хирургу. И он тоже: бросай, девочка, зачем тебе это надо? Я вот и Берестову говорю: подними этот вопрос в Москомспорте, нас и так везде «рубят». А тут еще вроде как свои, коллеги, наших воспитанников обрабатывают. Ну, если в спортивном диспансере такие веще нашим атлетам говорят. А ведь даже медицина, ЛФК или тот же Центр Дикуля основаны на работе с гантелями, грифами, то есть с весом. Из-за таких дилетантских разговоров столько за мою тренерскую карьеру талантливых ребят ушло.

Вот что может удержать молодых и не бросать вид спорта так это материальное стимулирование. Ведь раньше, во времена того же Союза, хоть мы и жили плохо, но молодые получали сою «копеечку»: цээсовские стипендии, вээсовские, от профсоюзов, от одного общества, другого, стипендия пусть и в четыре рубля, но была! Да на 4 рубля в то время можно было себе позволить и в ресторан сходить! Вот выполнил тогда 1 взрослый разряд и тебя тут же рублем простимулировали на будущее. Этого сейчас не хватает, деньги уходят на другое. И пока мы теряем спортсменов. А где же их брать на этапе высшего спортивного мастерства, если мы теряем их, никак не мотивируя, на этапе юношеских разрядов. Нет, человека всегда надо стимулировать, в том числе и спортсмена. Иначе он уйдет.

 

- Инфраструктура очень важна для спортсмена, согласны?

 

- Конечно, здорово, что у нас в Москве, наконец, появился отличный соревновательный зал в УОР№2. Ведь и родителям хочется, чтобы их ребенок выступал в хороших условиях. В Чехове у Берестова тоже все отлично сделано: хоть первенство мира проводи. Это взрослым спортсменам все равно: лишь бы штанга, да помост. А детям еще и антураж нужен.

 

 

Поделиться в Facebook
Share on Twitter
Please reload

Важное

Отличный подарок к Новому году

30.12.2018

1/10
Please reload

Недавние публикации

February 6, 2019

Please reload

Архив