Юбилей. Василий Степанович Беляев: «Всю жизнь со студенчеством».

30.01.2018

В конце прошлого года 70-летний юбилей справил один из самых уважаемых людей в столичной тяжелой атлетике, председатель столичной судейской коллегии Василий Степанович Беляев. В эти выходные московские штангисты будут поздравлять его во время первенства Москвы среди юношей и девушек до 17 и 19 лет в зале тяжелой атлетики ГБПОУ «МССУОР №2».

 

Как человек по натуре скромный Василий Степанович не любит пышных чествований. Впрочем, московские штангисты обязательно поздравят юбиляра на ближайших городских соревнованиях. Мы же встретились с именинником сразу после новогодних каникул на любимой работе в МПГУ.

 

– Чувствую ли себя на 70? – переспрашивает Василий Степанович. – Как, наверное, любой мужчина ощущаю себя чуть моложе, чем есть на самом деле (смеется). И потом не особо люблю круглые даты, почему и не стал 70-летие отмечать с каким-то размахом. И уж тем более не хочу никаких подарков, наград, медалей. Я человек скромный. К тому же под конец года была большая нагрузка: навалились разные отчеты, надо было готовить новые лекции по магистратуре. Из-за этого и времени для какой-то подготовки к юбилею не было.

 

– Вы вообще, заметил, по натуре трудоголик.

 

– Да, есть такое, поэтому на работу выходил и 3 и 5 января. И 8 января для ребят тренировки устроил. Со студентами я уже 50 лет. Еще сам учился, когда уже начал тренировать студентов ГЦОЛИФК. В армии, когда служил, тоже тренировал команду. Сам занимался и помогал тренировать. И вот уже 50 лет в высшей школе тружусь. Раньше мастеру спорта разрешалось работать почасовиком, тренировать других. Сейчас же без высшего образования это сложно. А в 50-е, 70-е годы к этому относились легче, разрешали таким образом подрабатывать.

 

- Когда в себе тренерскую жилку обнаружили?

 

- Да еще мастера не сделал, а уже помню, что подсказывал другим ребятам. Со школы мечтал стать тренером. Потом, правда, акценты сместились, и я стал преподавателем, профессором. Но и как тренер подготовил из студентов несколько десятков мастеров спорта по тяжелой атлетике. Может, это и немного. Некоторые тренеры взрастили по 50 мастеров. Но не забывайте, что кроме этого занимался и другими делами, например, одно время возглавлял университет. Так что времени на спорт оставалось не так много. Но старался про тренерскую работу не забывать. Просто люблю это дело. Тренировал и в ГЦОЛИФКе, в МИЭМе, на протяжении 12 лет заведуя кафедрой физического воспитания, воспитал 12 мастеров спорта. Наша команда была сильнейшей в Москве, становились мы и чемпионами страны. А с 1979 по 1988 год трудился в Малаховском физкультурном институте. И в 1987 году в Курске мы стали чемпионами СССР среди вузов. Обошли тогда очень сильный Львовский институт физической культуры и Киевский, который занял третье место.

 

Уровень студенческой тяжелой атлетики тогда, конечно, был повыше, чем сейчас. Но тогда и времена были другие, и возможности. Спортклубы имели деньги, профсоюзы предоставляли для сильнейших студентов хорошее питание, выделяли специальные талоны. Таким образом, мы поддерживали студентов, стимулировали их тренироваться и выступать. Теперь всего этого нет и работать стало значительно сложнее. Вот у нас есть сейчас неплохие мастера спорта, им бы дальше тренироваться, но голова занята другим… Неустроенность, семейные проблемы, вынуждены где-то подрабатывать. Если бы как в советское время талоны на питание давали, мы бы могли их как-то поддержать. Но теперь этого нет, и ребята вынуждены зарабатывать сами. Из-за чего сокращаются время на тренировки. Отсюда и результаты останавливаются: выполнил парень мастера спорта, а дальше не растет.

 

– В советское время часто в студенческом спорте студенты дорастали до международников?

 

– Есть примеры, причем немало. В той же Малаховке у нас была экспериментальная группа, общество «Спартак», в котором вырос Слава Клоков, стал международником, чемпионом Спартакиады народов СССР, рекордсменом мира. Это самый яркий пример, но были и другие ребята, достигшие звания «Мастер спорта международного класса». Сейчас представить такое сложно. Добавим, что и количество вузов в Москве за последние годы уменьшилось с двухсот до сотни. Ведь только в 4 столичных вузах(!!!) остались спортивные клубы. Одно дело, когда вуз спортивный. Если же нет, то спорт не всегда находит должную поддержку и понимание и руководства высших учебных заведений.

 

Хотя в наших городских первенствах принимают участие порядка 17-18 вузов Москвы. А на чемпионат России к нам приезжает еще больше команд. С 1995 года мы начали проводить этот турнир, и так он в столице и прижился. 22 чемпионата России мы организовали в Москве. Кроме того, мы участвовали в 7 чемпионатах мира среди студентов и в двух Универсиадах. В те годы я был старшим тренером, поэтому медали, конечно, считал. На Универсиадах мы завоевали 9 золотых медалей, а на чемпионатах мира выступали чуть скромнее: всего 10 золотых в 7 планетарных первенствах. Справедливости ради, там нам не всегда удавалось выставлять полные составы. Когда-то ехала только половина от положенного, а когда-то и треть. Связано опять же с финансированием. Мы же отправляем команды за счет вузов, но далеко не каждый вуз идет навстречу и выделяет деньги на поездку. Помню, только в 2004 году собрали полностью укомплектованную команду на чемпионат мира в США. Но руководство ФТАР во главе с покойным Николаем Пархоменко упросили меня не ехать в Штаты: боялись, что кто-то из наших студентов попадется на допинге, а потом это скажется на олимпийской команде. Ведь тот год был олимпийским. И мы просто не поехали, хотя все возможности для поездки полным составом были. И бесполезно было доказывать, что бояться не о чем, и все наши студенты чистые. Вот и в прошлом году мы также пропустили чемпионат мира среди студентов по просьбе нынешнего президента ФТАР Максима Агапитова. Хотя и деньги мы нашли, и несколько наших ребят реально претендовали на звание чемпионов мира. Разочарование осталось до сих пор. Ведь мы готовились к этому чемпионату, а все ребята у нас были кристально чистые. Понимаем же, какое сейчас пристальное внимание к российским спортсменам.

 

Правда, потом нам разрешили выступить неполной командой на Универсиаде в Тайпее, где мы взяли золото и четыре серебра. Медаль высшего достоинства выиграл Егор Климанов из Свердловской области в весовой категории до 94 кг. Вполне достойное выступление нашей студенческой команды, учитывая, какая высокая конкуренция была в нашей группе. Добавлю, что не на каждой Универсиаде в программу попадает тяжелая атлетика. Например, в Казани в 2013 году наш вид включили. И наши студенты завоевали 6 золотых наград. А вот в 2015 от штанги отказались. Уже известно, что в 2019 году также решили обойтись без тяжелой атлетики. Получается, что для нас Универсиада сродни Олимпиаде: выезжаем раз в четыре года.

 

Главный международный турнир для студентов в этом году – чемпионат мира в Польше. Но российские штангисты, как известно, пока до международной арены не допущены. И если нашим студентам скидок не сделают, то вынуждены будем пропустить.

 

Как бы там ни было, уже в апреле здесь в МПГУ мы проведем очередной чемпионат России среди студентов.

 

Все дороги ведут в Москву

 

- Ваш университет прямо стал таким центром студенческой тяжелой атлетики, учитывая, что добрую половину всех чемпионатов страны принимал именно ваш вуз. Почему?

 

- Просто всем удобно добираться в Москву. Рядом с университетом недорогая гостиница, на территории вуза хорошая столовая, разминочный зал. Здесь в общей сложности мы провели 12 российских чемпионатов. Хотя начинали в «Салюте», который принял 5 первых соревнований. Еще два провели в ГЦОЛИФКе. Правда, один раз вынуждены были отдать турнир Мценску (Орловская область): я как раз лежал в больнице, где мне делали шунтирование. Но потом чемпионат снова вернулся в Москву. И думаю, что надолго: всем здесь нравится, есть, где погулять и что посмотреть.

 

Правда, в этом году мы хотели попробовать организовать турнир в Санкт-Петербурге. Но питерцы заранее запросили смету, которую по объективным причинам мы не могли им предоставить. Финансируемся мы Министерством спорта, и смету утвердят нам только в январе этого года. Таким образом, решили с руководством МПГУ снова принимать чемпионат.

 

- Количество участников растет или снижается?

 

- Максимальное число студентов на нашем помосте доходило до 170 человек. Потом снизилось до 120. Но вот в прошлом году на помосте было уже 130 участников. В этом рассчитываем, что приедет не меньше, поэтому соревнования планируем распределить на 4 дня.

 

СУДИТЬ ПРИНЦИПИАЛЬНО!

 

- В прошлом году на вас легла дополнительная нагрузка: вы теперь возглавляете столичный судейский корпус.

 

- Да, в прошлом году мне доверили должность председателя коллегии судей Москвы, и работы прибавилось. Все-таки подготовка к проведению соревнований занимает время. Для меня эта роль знакома: еще с 70-х. Но у нас тогда было всего 3 соревнования в календарном году: чемпионат и Кубок Москвы у взрослых и еще юниорское первенство. А теперь только на этот 2018 год уже запланировано по календарю 7 турниров.

 

Помимо подготовки и организации состязаний на мне и повышение качества судейства. Учитывая, что не так давно под редакцией Владимира Салтыкова ФТАР выпустила новые правила, с судьями придется еще поработать. Теперь эти правила нам предстоит обкатывать на городских соревнованиях, чтобы наши судьи и тренеры учились и потом избегали ошибок на российских турнирах. И свою задачу вижу в том, чтобы сделать судейский корпус Москвы лучшим в России. Когда возглавлял коллегию судей СССР, для меня образцом для подражания были украинские служители Фемиды: они всегда были подтянуты, строго одеты и так же строго и четко судили. Вот к такому мы и должны стремиться. Судить принципиально.

 

- На детско-юношеских турнирах, бывает, некоторые рефери закрывают глаза на технические ошибки при подъеме штанги… и засчитывают подход.

 

- Жалости быть не должно. Иначе выходит медвежья услуга. Ведь на других соревнованиях, более высоких, статусных прощать никто не станет. От качества судейства зависит и уровень спортсменов. Более требовательное заставит тренеров и спортсменов качественнее готовиться к ответственным стартам.

 

УЧИТЬСЯ, НА СТАРШИХ ГЛЯДЯ

 

- Как с преемственностью поколений в нашем судейском корпусе?

 

- Есть две точки зрения. Одна – не допускать ветеранов, потому что они, бывает, ошибаются. Но мое убеждение, что возраст не имеет значения и надо использовать опыт и знания людей, которые десятки лет отдали любимому делу. Безусловно, судить они должны четко, без скидки на возраст. И мы с них строго спрашиваем. Преемственность быть должна, но пренебрегать опытом заслуженных в тяжелой атлетике людей не стоит. Это неправильно. Если человек любит и умеет это дело, то нельзя ему запрещать. Да, у нас по положению любой мастер спорта может судить, ему автоматически присваивается вторая судейская категория. Но все-таки это право, право судить других атлетов, молодым надо заслужить. Преемственность должна идти плавно, без перекосов. Должно быть уважение к ветеранам, которые давно в этой профессии. И кстати, у молодых судей ошибок в понимании правил много. Так что им есть чему поучиться у старших коллег.

 

- Вы как-то наказываете за ошибки?

 

- У нас нет какой-то карательной системы, но если человек много ошибается, то мы просто меньше стараемся его привлекать. А вообще по моим наблюдениям каждый судья делает за турнир 2-3 ошибки.

 

Поэтому-то я и призываю всех рефери, чтобы они скрупулезно знали требования к судейству, к каждой должности, начиная от главного судьи. Это можно сделать на техническом комитете, задать все вопросы по судейству. Но вот прошлый год показал, что те же молодые ребята, которые рвутся судить, как раз и не приходили. Вот в конце декабря я специально после соревнований проводил судейский семинар для судей, но людей на нем присутствовало мало. Возможно, надо как-то стимулировать. Я вот предлагал определять по итогам года лучшего судью в Москве, но технический комитет мою инициативу не поддержал. На ближайшем техническом комитете вынесу этот вопрос еще раз. Каждый судья должен получать баллы за свою работу, и это прямая обязанность жюри, которые должны внимательно следить за судейскими ошибками и отмечать их.

 

- Возможно, дисциплину в этом вопросе наведет судейский взнос, о котором говорили в прошлом году и который вызвал немало негативных откликов.

 

- Это инициатива Федерации тяжелой атлетики России. И это нормальная практика. Например, я как судья международной категории раз в 4 года плачу судейский взнос в размере 200 долларов. Уже на протяжении 20 лет, между прочим, покупаю, таким образом, лицензию. Выйду я судить или нет, другой вопрос, но я лицензированный судья. И, например, на чемпионатах мира среди студентов я сужу. Для меня важно находиться в обойме международного судейского корпуса. И на следующие 4 года я приобрел лицензию, хотя пока нас, российских судей, из-за дисквалификации федерации на соревнования не допускают.

 

Вот и технический комитет ФТАР хочет ввести такую же практику. Чтобы официальные турниры под их эгидой обслуживали только лицензированные судьи. Правда, когда это произойдет, неизвестно. Летом в Чебоксарах такой вопрос поднимался Владимиром Салтыковым, но с тех пор продолжения эта тема не получила. Для судейства на городском уровне Федерация тяжелой атлетики Москвы этот вопрос не ставила. Так что московские судьи могут не переживать: чтобы судить городские соревнования, никаких взносов от них пока требовать не станут. Но в будущем, думаю, все равно мы к такому лицензированию придем. Правда, первого шага в этом вопросе ждем от ФТАР.

 

- Кроме тренерской и судейской, вы занимаетесь еще и научной деятельностью.

 

- Да, я доктор наук, у меня около 400 научных работ, пособий, монографий. заведую кафедрой, у меня, как научного руководителя, есть аспиранты и докторанты. Мы заняты проблемами повышения работоспособности, восстановления атлетов в большом спорте. Естественно, на примере моего любимого вида спорта, тяжелой атлетики.

 

К сожалению, у нас мало современной научной аппаратуры, которая необходима для полноценных исследований. Она дорого стоит, а государство науке слабо помогает с обеспечением. Спорт, давайте признаем, в нашей стране – не главное. Вспоминают про ту же тяжелую атлетику только перед Олимпиадой. А мастера высокого уровня у нас появляются во многом благодаря тренерам-фанатам своего дела, которые жертвуют и своим временем на семью, и своими деньгами для достижения результата со спортсменом. Так и мы в нашей научной работе приобретаем что-то за свой счет, что-то нам предлагают наши русские умельцы. Но для какого-то прорыва в спортивной работе нужны высокоточные приборы, которые можно приобрести только за пределами нашей страны.

 

Досье

 

Василий Степанович Беляев родился 23 декабря 1947 года. Вице-президент ФТАМ по развитию тяжелой атлетики в вузах, заведующий кафедрой физкультурного института МПГУ, доктор педагогических наук, судья международной категории. Председатель Коллегии судей Федерации тяжелой атлетики Москвы с 2017 года.

 

Поделиться в Facebook
Share on Twitter
Please reload

Важное